Груз 200

Глобальное закладывание тяжёлых дров в стационары Минздрав аккуратненько называет "Направлением в больницы большего количества тяжёлых пациентов, чем раньше, что даёт нам повышение больничной смертности в России". Повышение больничной смертности - плохо, амбулаторно людям тоже умирать не айс, Минздрав разработал стратегию по борьбе со смертностью на участках... и тут такой вопрос начинается: а где же бедным людям умирать?

Может, вывозить валежник в некий статистический вакуум, где, как в отечественных ООО, отсутствует правильный учёт, и тогда чиновники смогут рапортовать о победе над смертностью?!

В старые добрые времена "скорые" не брали пациентов старше 70. Что происходит сейчас, все мы видим: разгул доступной бесплатной медицины, малышевы и малаховы по телевизору, ТВ-передачи «Медицина для чайников», орды волонтёров и «горячие линии», как следствие этого "скорые" обслуживают истеричек, развлекают алкашей и скучающих дементных бабок, вывозят с квартир недвижимость с открытыми ртами, без давления, на преднизолоне и дофамине, с многолетними пролежнями. Меня всегда умиляет, когда родственники на голубом глазу заявляют, что "бабушка ещё вчера возилась в огороде, ходила в магазин... и тут ВДРУГ такое… слегла, не разговаривает". Что характерно, чем больше пролежней, чем сильнее тело воняет, чем дольше родственники к нему не приближались по жизни, тем активнее они суетятся в приёмном отделении вокруг тела, которое уже одной ногой в могиле, и тем громче истерят: "Скорее оказывайте помощь! Ставьте капельницу! Вы что, не видите, человеку плохо! Мы будем жаловаться! Скорее в реанимацию!!!"
Блять, человеку стало плохо 5 лет назад, а сейчас ему наоборот хорошо, он уже напрямую контактирует с богом)))



Таким образом эти люди подают прекрасный пример, как с ними самими поступать в старости, своим детям и внукам. Жить в дерьме и сдохнуть где-нибудь в смотровом кабинете приёмного отделения, в коридоре, в сортире, на кушетке рентген-аппарата или томографа, в лифте (чему довелось быть свидетелем), или в палате, где персоналу всё пох**, лишь бы грамотно оформить летательную историю болезни.

Типичнейший пример

Терминальный онкологический пациент, 84 года, с распадающейся опухолью правой грудной железы и лимфостазом правой руки, сильно портил домашний интерьер, и любящие родственники решили от него избавиться. На онкодиспансер у них денег не было, обеспечить нормальный уход – жаба душит. И тогда они, как типичные рашкованские халявщики, пошли самым бесплатным путём – вызвали "скорую"… облом, не взяли по причине нетранспортабельности... тогда они вызвали на дом участкового терапевта, наехали на него, пригрозили жалобой, и тот написал волшебный диагноз "ОНМК" и сам вызвал "скорую помощь". Под напором тотального неадеквата и на основании бумажки с диагнозом «ОНМК» фельдшер "скорой" был вынужден взять на борт умирающего деда и везти в БСМП. Терапоид шепнул на ухо фельдшеру, что диагноз "ОНМК" написан от балды, на самом деле имеет место быть раковая интоксикация и больной скоро крякнет, а фельдшер, соответственно, сказал об этом врачу приёмного отделения БСМП.

Там умирающего деда смотрели всем селом, все врачи исключили свою патологию, и по согласованию с руководством, пациента решили переправить в терапию по месту жительства.

...В общем, дежурный невролог вызвал "скорую", но дед её не дождался и умер в смотровом кабинете в присутствии родственников. Самая крикливая из них пошла к начмеду, картинно повозмущалась, типа, все вы тут уроды и убийцы, загубили практически здорового человека, после чего ушла. Жалоб никаких не поступало, тем не менее было проведено разбирательство, врачебные комиссии трёх уровней, и вот как это было отражено в документах:

«Главному врачу ГУЗ ГКБ СМП№XY
QW
От невролога приёмного отделения

ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

Настоящим довожу до Вашего сведения следующее. 05.08.2015 года в 11-15 в ГУЗ ГКБ СМП№XY поступил ER, 84 года, проживающий по адресу: г. N-ск, переулок Тупиковый, дом 13, с направительным диагнозом «ОНМК? ЗНО грудной железы», для нейровизуализации с последующим направлением в ГУЗ ГКБ №9, которая дежурила в тот день по Пролетарскому району. В приёмном отделении он был осмотрен мной, потом передан терапевту (моё руководство обязало меня приглашать терапевта на всех больных старше 40 лет; также при поступлении на работу мне было сказано, что при исключении ОНМК пациенты передаются терапевтам, на которых возлагается ответственность по дальнейшему обследованию и госпитализации). Терапевт TY, в свою очередь, вызвала сосудистого хирурга, пульмонолога, реаниматолога. Больному было сделано ЭКГ, ОАК (эритроциты – 1,3 х 1012 /л, Hb – 76 г/л, лейкоциты – 20,0 х 109 /л), компьютерная томограмма головного мозга (кистозная энцефаломаляция в правой гемисфере головного мозга), рентгенография ОГК и правого плеча (ЗНО средостения). В 12-30 я повторно осмотрел пациента и написал этапный дневник в истории болезни. Далее, я осматривал его трижды, без оставления записи. Пациент находился в тяжёлом состоянии, обусловленном онкологическим заболеванием, а не ОНМК, и врач, направивший его в ГУЗ ГКБ СМП№XY, безусловно это знал.

О пациенте было доложено заведующему приёмным отделением – сначала по телефону, потом лично. Он сказал, что, если никто из вышеперечисленных врачей не выявит показаний для экстренной госпитализации ER в ГУЗ ГКБ СМП№XY, следует направить его в ЛПУ по месту жительства согласно приказа о маршрутизации. Что и было сделано мной примерно в 15-30 после выполнения последнего исследования (описание ЭКГ) – я вызвал КСМП, а выписку и копии всех исследований передал диспетчеру. Пациент не был передан мной дежурному неврологу по смене, так как уже был передан терапевту примерно в 12-10 после выполнения КТ ГМ и исключения ОНМК, в соответствии с вышеупомянутой инструкцией. Таким образом, он должен был быть передан дневным терапевтом ночному, а в мои задачи входило оформить выписку и собрать копии всех исследований, поскольку изначально пациент поступил к неврологу с направительным диагнозом «ОНМК».
В 16-30, по окончанию рабочего дня, я ушёл с работы. (ПОДПИСЬ)»

… и, далее, в протоколе врачебной комиссии:

«05.08.2015 года в 11-15 в ГУЗ ГКБ СМП№XY поступил ER, 25.10.1930 г.р. (84 года), проживающий по адресу: г. N-ск, переулок Тупиковый, дом 13, с направительным диагнозом «ОНМК? ЗНО грудной железы», для нейровизуализации с последующим направлением в ГУЗ ГКБ №9, которая дежурила в тот день по Пролетарскому району. Врач КСМП пояснила, что больной доставлен не по адресу – тяжесть состояния обусловлена онкологическим заболеванием, а терапевт поликлиники №XZ оформил направление в ГУЗ ГКБ СМП№XY под давлением родственников пациента.

В приёмном отделении ER был осмотрен неврологом, который по результату осмотра выставил предварительный диагноз «ОНМК? Лимфостаз правой верхней конечности? Гангрена правой верхней конечности? ЗНО правой грудной железы». Пациент был направлен на компьютерную томограмму головного мозга. Исследование было выполнено только в 12-19 05.08.2015 по причине загруженности томографа, принимавшего, наряду с пациентами приёмного отделения, больных из реанимационных отделений ГУЗ ГКБ СМП№XY. Заключение КТ ГМ: кистозная энцефаломаляция в правой гемисфере головного мозга.

В 12-20 05.08.2015 года невролог исключил диагноз «ОНМК» и написал в своём осмотре диагноз «Энцефалопатия смешанного генеза – дисциркуляторная, дисметаболическая». При этом он не оставил записи в истории болезни о том, что исключает диагноз ОНМК и ставит другой диагноз. В протоколе его осмотра есть запись о том, что он назначает, помимо КТ ГМ, также ОАК, ЭКГ, осмотр терапевта, хирурга, сосудистого хирурга.

ЭКГ: синусовый ритм 69 в минуту, блокада передней ветви левой ножки пучка Гиса, неполная блокада правой ножки пучка Гиса, нарушение процесов реполяризации в миокарде.

Результат общего анализа крови, выполненного лабораторией ГУЗ ГКБ СМП№XY: эритроциты – 1,3 х 1012 /л, Hb – 76 г/л, цветной показатель 1,1; лейкоциты – 20,0 х 109 /л. Заключение терапевта TY от 05.08.2015 12-50: Данных за пневмонию на момент осмотра не выявлено, DS: «ЗНО правой грудной железы. MTS в средостение? Лимфостаз правой верхней конечности». При этом TY назначила консультацию онколога. На момент осмотра она отметила АД 90\60, ЧСС 90, ЧД 20.
12-40 05.08.2015 ER был повторно осмотрен неврологом.

Учитывая тяжесть состояния пациента, на консультацию был вызван заведующий ОРИТ-3. 13-10 05.08.2015 ER был осмотрен зав. ОРИТ-3 UI, заключение: «В госпитализации в ОРИТ-3 не нуждается. Рекомендовано дообследование. При необходимости повторная консультация».

13-20 05.08.2015 – выполнена рентгенограмма органов грудной клетки и правой плечевой кости, заключение: «Образование средостения (?), костно-деструктивных изменений правой плечевой кости не выявлено».

13-40 05.08.2015 ER осмотрен хирургом OP, заключение: «ЗНО правой грудной железы, лимфостаз правой верхней конечности, паховая невправимая грыжа, ЗНО средостения (?)»

Биохимическое исследование крови: Алт 58,5, амилаза 14,2, Аст 127,9, прямой билирубин 28,3, общий билирубин 43,7, креатинин 412,2, общий белок 54,5, мочевина 28,0, натрий 140, калий 7,5.

05.08.2015г, время не указано, ER осмотрен сосудистым хирургом AS: «Облитерирующий лимфостаз. Окклюзия ГВА с обеих сторон. ЗНО правой грудной железы».

15-00 05.08.2015 – осмотр пульмонолога DF, заключение: «ЗНО правой грудной железы. Лимфостаз правой верхней конечности. Миелотоксическая (?) анемия тяжёлой степени. Ишемическая болезнь сердца. Кардиосклероз. Гипертоническая болезнь 3 риск 4».

Учитывая результаты исследований и заключения специалистов, принято решение направить пациента на лечение в терапевтическое отделение по месту жительства. 15-00 05.08.2015 в 15-30 вызвана КСМП.

16-40 05.08.2015 ER доставлен в ОРИТ-3, начаты реанимационные мероприятия. При поступлении: АД не определяется, пульс не определяется, дыхание не определяется, кожный покров землистого цвета, гемодинамика не определяется, тоны сердца не определяются, живот безболезненный, перистальтика не определяется.

17-10 реанимационные мероприятия прекращены по причине неэффективности в течение 30 минут.

Посмертный диагноз. Основной: «ЗНО правой грудной железы Т4 N3 M2». Конкурирующий: «Острое нарушение мозгового кровообращения. Ишемическая болезнь сердца, острый инфаркт миокарда, кардиосклероз».

Осложнения основного: «Mts в лимфоузлы подмышечно-подключичной области. Лимфостаз правой верхней конечности. Опухолевая интоксикация. Распад опухоли. Блокада передней ветви левой ножки пучка Гиса. Неполная блокада правой ножки пучка Гиса. ХСН1».

Сопутствующие: «Гипертоническая болезнь 3 риск 4. Паховая грыжа справа»».

Как-то так... событие мрачное, как дырка в заднице, и чернушное, как сама тьма.

На заседании врачебной комиссии третьего уровня было признано, что к сотрудникам больницы, как к врачам, претензий никаких нет, обнаружены лишь недочёты в оформлении истории болезни, а впоследствии, после юридической экспертизы, дежурному неврологу, к которому изначально поступил пациент, было вынесено замечание… с условием, что оно будет аннулировано в течение месяца… если за это время у него будет всё ровно и не произойдёт новых ЧП.

PS. А вот как обстоят дела у нормальных людей.

Одна знакомая решила поместить выжившую из ума 80-летнюю мать в частный дом престарелых. Нашла в Подмосковье за 60,000 рублей в месяц, поехала туда с дочкой. Они всё осмотрели, и в итоге дочка заявила: «Ну вот, мама, теперь я знаю, куда тебя сдать, когда тебе исполнится 80».
Знакомая так и раскрыла рот от неожиданности… и никуда сдавать престарелую мать не стала, оставила дома под наблюдением сиделки; врачей и медсестёр также приглашала на дом. Бабушка прожила ещё 5 лет и умерла дома в родных стенах.

В травматологическое отделение частная «скорая» доставила 102-летнюю пациентку с шейкой бедра, в сопровождении многочисленных родственников. Врачи её осмотрели, сделали рентген, предложили госпитализировать. Родственники наотрез отказались, попросили лишь дать рекомендации по лечению и уходу. Получив оные, увезли на платной же «скорой» пациентку домой. Потому как реально дорога им бабушка.

Адмирал Ясен Хуй Капитан Очевидность: как вы поступаете со своими престарелыми родственниками, так и с вами поступят ваши дети, внуки и правнуки. А если ты дебил, то участковый терапоид и халявная «скорая» тебе в помощь… и сдохнешь где-нибудь в смотровом кабинете приёмного отделения районной больницы, в больничном коридоре, в сортире, на кушетке рентген-аппарата или томографа, в лифте, или в палате, где персоналу всё пох**, лишь бы грамотно оформить летательную историю болезни.